Волгодонск, 16.09.1999: как это было (воспоминания очевидцев)

У каждого жителя Волгодонска, заставшего тот трагический день сентября 1999-го года, есть своя история о произошедшем в городе теракте.
Волгодонск, 16.09.1999: как это было (воспоминания очевидцев)

Он унес жизни 19 наших земляков, искалечил судьбы еще многих сотен людей и оставил неизгладимый шрам в истории молодого города, который к тому моменту еще даже не отметил своего 50-летия. Ниже мы приводим истории троих жителей города, ставших непосредственными очевидцами этих событий.

Сергей С.: «В 1999 году я был штатным помощником тогдашнего депутата Законодательного Собрания Дона от Волгодонска. Ежемесячно мы ранним утром выезжали с депутатом на заседания в Ростов, которые всегда начинались в 10 утра. Очередное было намечено как раз на 16 сентября.
Рано утром, примерно в без пятнадцати шесть, машина пришла на конечную остановку троллейбуса №3 (стык кварталов В-7 и В-8). Только собрались отъезжать, как со стороны В-16 прилетела серия сильных хлопков, похожих на взрывы пироснарядов при фейерверке. Сначала прислушались, а потом решили проехать на место посмотреть.
Несмотря на то, что со времени взрыва прошли считанные минуты, на улицу Гагарина между В-16 и В-У заехать не удалось. Там уже была милиция и никого не пропускала, мотивируя, что здесь пойдет пожарная колонна. Отвечать на вопросы, что произошло, наотрез отказывались. Кстати, сама улица Гагарина выглядела зловеще, вся усыпанная какими-то мелкими обломками и непонятными горелыми ошметьями.
Тогда мы направились в объезд со стороны Октябрьского шоссе. С задней стороны взорванный дом выглядел вполне буднично, будто и не было ничего. Поначалу предположили, что, возможно был взрыв газа. Но когда оказались с другой стороны, буквально потеряли дар речи.
Вся передняя часть одного из подъездов была снесена будто отпилена какой-то корявой пилой, да и часть соседнего выглядела не лучше. Кругом клубы пыли, мечутся люди – кто в беспамятстве, кто, наоборот, порывался лезть в развалины искать пострадавших. И посреди этого хаоса оказались мы в безупречных деловых костюмах.
Тут же начали прибывать первые пожарные расчеты и раздвигать лестницы, чтобы лезть на высоту. Милиция начала вяло оттеснять народ от места взрыва, но кое-кто прорвался и вслед за пожарными полез наверх. Вскоре начали вытаскивать и спускать вниз первых раненых.
Ко мне подскочил какой-то полураздетый мужик с криком: «Что стоишь? Помогай давай». Вместе с ним мы почти полчаса растаскивали какие-то обломки возле дома, не очень соображая, зачем это сейчас нужно. А потом появился мой руководитель, который тоже все это время что-то делал на площадке и скомандовал: «Поехали. Расскажем про этот ужас в Ростове».
Путь до донской столицы и заседание ЗС помню как в тумане. Потом подходили другие депутаты, сочувствовали, расспрашивали, как это произошло. Обратно приехали уже затемно вечером и снова отправились на место взрыва. Здесь уже не толпился народ, стояло оцепление, была развернута техника для разборки завалов и горели костры, возле которых отдыхали пожарные и ликвидаторы.
Потрясение от увиденного в от день было таким, что я еще месяц как по будильнику просыпался в тревоге каждое утро ровно без десяти шесть и потом уже не мог уснуть».

Алексей П.: «На место теракта я попал впервые около 9 утра 16 сентября, а потом целую неделю буквально дневал и ночевал там. У нас был небольшой отряд, организованный тогдашним руководителем городского комитета молодежи Романом Жировым, и мы занимались вывозом вещей жителей пострадавших домов.
Кроме самого взорванного дома по Октябрьскому шоссе, 35, сильно пострадали еще три прилегающих дома. Там повылетали окна, двери, в стенах появились трещины. Одно время неясно было – оставят их или снесут. И тогда жителям сказали, чтобы они выезжали.
А мы все их имущество грузили на КамАЗы, предоставленные разными организациями, жэковские трактора и в другие машины. Кто-то отправлялся к родственникам, многим везли скарб в загородный детский лагерь «Жемчужина Дона» или в гостиницу Волгодонск, куда также заселили пострадавших. И так целую неделю – сплошная череда погрузок и разгрузок.
На самом месте теракта уже к середине первого дня навели порядок – погибших и раненых оперативно нашли и вывезли, стояло оцепление, работали машины и специалисты по разборке завалов и демонтажу разрушенного подъезда. Зато вокруг окрестных домов много дней стояла суматоха, люди были на взводе, и их приходилось успокаивать. Как в этом сплошном «вавилоне» мне удалось не потерять рассудок, ума не приложу».

Елена С.: « В те годы я работала журналистом в одной из городских газет. Как только утром 16 сентября стало известно о теракте, первым делом стала звонить в администрацию, чтобы узнать что произошло. Попала на знакомого помощника мэра, который сказал, что ему некогда – надо ехать в Морозовск и встречать на тамошнем аэродроме спецборт МЧС.
Напросилась с ним, и мы поехали. Приезжаем в Морозовск, а там сообщают: «Самолета не будет, Волгодонск справляется своими силами». Пришлось возвращаться – уже сразу на место происшествия, где были примерно к обеду.
Взорванный дом произвел на меня страшное впечатление. Это, конечно, счастье, что дом оказался сейсмоустойчивым и сохранил жизни многим своим обитателям, но выглядел он как сошедшая в реальность декорация из фильма ужасов. Даже не представляю, что пережили люди, жившие здесь и в близлежащих домах сразу после взрыва.
Хотя работы по спасению к тому времени уже почти закончились, многие люди ходили как зомби, не помня себя. Кто-то рыдал, другие порывались идти разгребать завалы, хотя пожарные и спасатели их активно отгоняли – боялись, что дом все-таки обрушится.
Запомнился один мужчина, который зачем-то крепко прижимал к себе обычную банку с консервированными помидорами. Кругом валялись осколки домашней утвари, посуды, детские игрушки. Многие боялись уходить от своих поврежденных жилищ – опасались мародеров, ведь множество квартир окрестных домов осталось без окон и дверей.
Списки погибших и пострадавших уточнялись постоянно. Сначала определили 18 имен, и лишь один мужчина не числился ни среди живых, ни среди мертвых. Он тем утром должен был отправляться в другой город на вахту, и долгое время думали, что успел уехать. Но только через несколько дней, когда разбирали последние завалы в доме, его тело нашли застрявшим между упавшими плитами перекрытий. Это и был 19-й погибший.
В те дни мы, журналисты, как никогда работали «в поле» - я на месте теракта, другие в больнице, кто-то в городском штабе по ликвидации последствий. В пострадавшем районе были отключены свет, газ и вода, сотовой связи тогда не было вообще, так что на местах собирали материалы, приезжали в редакцию и давали оперативные репортажи, благо газета выходила тогда три раза в неделю.
Мы же обобщали и списки погибших, которые затем шли в СМИ всей России. Также через нашу газету проходили и обращения из других мест, куда слать деньги и гуманитарную помощь – давали им адреса и реквизиты образованных в городе фондов, а иногда выводили на непосредственных пострадавших для оказания адресной помощи.
А еще к нам потоком ехали журналисты со всей страны, и каждого возили на место взрыва, рассказывали о его последствиях, знакомили с пострадавшими. Работы было очень много, и хотя связана она была с большой трагедией для нашего города, я все же рада, что мы в то время смогли реально донести боль Волгодонска до всей России, а заодно и помочь многим людям, нуждавшимся в поддержке».

Если вам есть чем поделиться, пишите нам в директ Инстаграм «DONDAY Волгодонск» или на номер WhatsApp: 8-928-180-11-85
Главная
Сетевое издание - новостной портал donday-volgodonsk.ru/
Свидетельство о регистрации СМИ
ЭЛ № ФС77 - 77015 выдано федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 08.11.2019 г.
Учредитель: Мартиросян Л.В.
Главный редактор Плотников А.В.
Эл.почта редакции: donday.volgodonsk@yandex.ru; donday.volgodonsk@gmail.com
Телефон редакции: +7(928)180-11-85
  • Яндекс.Метрика
  • 18+